13
Окт

Бредни Мастерка

 

Боевые… искусства? Или технологии?

 

И вот теперь позволю себе предложить почтенной публике погрузиться в самую суть мира боевых искусств. Что же они такое? Да все очень просто, если отвлечься от сорокапятисложной философии вся суть которой заключается только в том, чтобы набить себе цену и надуть авторитет. А именно, боевые искусства, суть – техники и умения, позволяющие, как с привлечением подручных средств, так и без оных, привести организм ближнего в состояние временной либо постоянной непригодности для дальнейшей полноценной эксплуатации. Короче, так дать в глаз, чтобы сдулся паршивец. И чем более витиеват и многосложен способ подобного плюходействия – тем больше оно искусство. Как, в общем-то, и в любой другой сфере человеческого функционирования. Ну, в смысле, что бывает фрезеровщик, а бывает виртуоз. Один на пианино только Собачий вальс и может, а у другого за пальцами не уследишь… «Так и я могу! «Мурку» давай!»

Так вот, очень часто единоборствам, боевым искусствам и прочим организованным агрессивным проявлениям природы человеческой приписывают совершенно несвойственные им опции.

Надо разобраться.

Опция первая. Боевое искусство должно быть древним. Обязательно. Чем древнее – тем лучше. Если не древнее – то помойка вообще. Договорились до того, что некоторые стили и виды, возникшие не далее чем в первой половине, или даже середине XX века обзываются «Древними боевыми искусствами». И тут же находятся витиеватые объяснения этой самой древности, кроющиеся в смене названий и том что вот за основу-то было взято вот это самое… ого-го… и что некие туманные, но неистребимо мудрые предки, сидя в горных пещерах, напридумывали такого, что аж дух захватывает. А мы вот подхватили засаленное в веках знамя, и, стало быть… адаптировали, переназвали, и теперь разбрызгиваем тысячелетнюю мудрость за отдельную плату.

Однако ж, господа. Нам это может нравится, или не нравится (по большей части адекватным людям, все-таки, нравится), но цивилизация идет по пути развития. В том числе и технологий.

Вряд ли каменный топор был крепче и удобнее стального (тем более современного, из высокоуглеродистой стали, с пластиковой обрезиненной рукоятью). Вряд ли кремневым ножом было бы удобно нарезать колбасу. И уж точно мало кто из нас с вами предпочтет обращению к адекватному образованному врачу (в чистую поликлинику со всеми технологиями, томографом и прочим) вонючего шамана из пещеры с нестерильным бубном, заклинаниями и явно закинувшегося какими-нибудь грибами. Нет, если кому-то охота передавать сообщения при помощи вопля с одного холма на другой, или взмыленного скорохода – всегда пожалуйста. И мы ж ему не расскажем, что человечество давно придумало такую штуку как сотовая связь и прочий Интернет. Пусть развлекается древними знаниями. Да, конечно, каменный топор – предок стального. Но кому придет в голову учиться рубить дрова этим каменным топором, чтобы, освоив сию науку, впоследствии на специальном ритуальном собрании торжественно получить из рук великого гуру стальной от «Голд Стила»? А не проще сразу сходить в хозяйственный магазин и купить то же самое?

Вряд ли индийское Каларипайяту превосходило в боевой эффективности позже возникшее из него же китайское у-шу. Которое – ну как уж ни крути – очень уступает современным технологичным методикам ведения боя. В общем, ниндзя не преодолеет современную систему охраны. Равно как вступать в открытое противостояние с подразделением спецопераций какого-нибудь, прости Господи, ЦРУ, или Deathcom, равно как и с нашими Альфовцами или Парусниками (и с теми и с другими долго и плодотворно общался) ему тоже не посоветуешь. Пришибут. То есть, да, все с чего-то началось, но оно же куда-то развивается. Сперва скороход, потом телеграф, потом Интернет… Сперва ниндзя, потом ликвидаторы КГБ-ЦРУ…

Далее. Единоборство, боевое искусство (а уж особенно восточное) должно просто брызгаться во все стороны некой сложной философией, иметь нечеловеческую духовную наполненность и прочее. И медитация в нем должна быть гораздо важнее дрыгоножества и рукомашества. А уж если там буддизм и прочая любомудрость – так вообще пять баллов.

На самом деле, все это не более чем наша с вами тяга к некой экзотике. Философия – это взгляд на жизнь. Некая психологическая и нравственная наполненность имеет место быть во всем, что мы делаем – иначе поди ж ты, отличи нас от обезьян. Но почему именно восточная? Во-первых, это совершенно чуждый и непонятный нам менталитет. Если начну рассказывать – целую книгу писать придется. Но их и без меня понаписано. А во-вторых, простите уж великодушно, существует целый букет философии, афоризмов, цитат боксерских тренеров наполненный мудростью никак не меньше, нежели какой-нибудь трактат товарища с неприличным именем Сунь-Цзы, который, признаться честно, сам никогда не воевал, но про войну рассуждал очень даже профессионально. Впрочем, это мы как раз умеем – рассуждать про то, чего не понимаем. Вот мне, например, если б я захотел разобраться про войну, было бы гораздо интереснее слушать не рассуждения какого-то там глубоко древнего неприличного китайца, рассыпающего красивые словеса, а, скажем, Македонского Александра Филиппыча, Барласа Тимура Тарагаевича (более известного под именем Тамерлан), Суворова Александра Василевича, или Жукова Георгия Константиновича. Мне кажется, они мало-мало получше разбирались в вопросе. Образы сложившиеся в нашем сознании под воздействием сомнительных источников мало соответствуют реальному восприятию окружающего. Самурай. Великий воин не боящийся смерти, даже стремящийся к ней и почитающий величайшей доблестью умереть в бою. Помедитировал, стало быть, — и в бой. Помирать. Ура за дайме! Или за товарища Сталина – кому что. Не знаю, удивит вас или нет, но могу назвать вам очень схожий образчик «благородной» воинственности. А именно – викингов. Эти здоровенные суровые ребята, державшие в раннем средневековье в страхе всю Европу и даже то, что впоследствии стало Русью, по отличительным признакам были удивительно похожи на самураев. Они тоже верили, что смерть в бою – величайшая доблесть, тоже не боялись смерти и просто таки ломились посредством этих технологий в Валгаллу. Только происходило все это гораздо раньше самураев. И медитация у викингов тоже была, но своя. Они, знаете ли, Одину молились – в гости и на ПМЖ напрашивались. Но почему-то образ самурая возбуждает фантазию обывателя, а образ викинга – не очень. Почему? Экзотика.

Но самое главное, в нашем случае, философия и всякие такие красивые рассуждения прекрасно маскируют (в том числе и от нас самих) нашу лень и нежелание пахать до седьмого пота. Но об этом чуть позже.

Следующее. Единоборства, боевые искусства – они только для самообороны. И никак иначе. Ай-яй-яй. Только чтобы защищать себя… Или близких… Или Родину… Или… ну, еще чего придумаем по ходу дела, или начальство повелит. Например, насаждать демократию в Афганистане… или Ираке… Или в Сирии — спасать бедных сирийцев от самих себя. Кому куда добираться удобнее. Но! Мы всегда должны быть правы! Если мы не правы и поступаем нехорошо, то опять-таки ай-яй-яй.

Часто слышу подобную психологическую вводную от мам и бабушек малолетних своих учеников на что всегда отвечал каверзным вопросом: автомат Калашникова – он для защиты, или для нападения? Теряются мамы вместе с бабушками. Сперва выпаливают по инерции «Для защиты», а потом доходит каверзность вопроса. Так вот, боевое искусство – это оружие. А оружие – это инструмент, устройство. Оно, само по себе, не плохое и не хорошее. То есть, конечно, предполагается, что тренер (сенсей, шифу и прочее) обязан вдолбить в голову ученика вот это самое «Токма за-ради правого дела». Знать бы еще какое из дел правое. «А нас опять зовут вперед, а где перёд – опять соврали». А заодно понять – чем все это время занималась семья и школа, если ученик до сих пор не понимает что можно, а чего нельзя. Что хорошо, а что наоборот. Инструктор, тренер, сенсей, общается с учеником 2-4 часа в неделю. Все остальное время – семья и школа. Ну и кто должен насаждать разумное-доброе-вечное в неокрепший разум?

Дальше. В боевых искусствах обязательно должны быть тайные техники, секретные приемы, всякие там 136 ступеней Шаолиня, всевозможный Дим-Мок и прочие закрытые методики НКВД. И тут в голове среднестатистического обывателя появляется картинка, что вот заявится он в такое вот тайное додзе, и его там вмиг обучат тыкать пальцем в такую точку на теле человека, что полчища врагов устрашатся его смертоносной конечности.

Ну да, всенепременно. А уверен ли он, что попадет этим самым своим пальцем в ту самую точку и вообще в тело противника? А не ткнет ли от неуклюжести себе же в глаз? А не сломается ли его могучий, но нетренированный палец от такой нагрузки? А сможет ли он вообще донести все это великое знание до момента тыканья пальцем? Сможет подойти к противнику? Или какой-нибудь КМС по боксу, пока наш знаток секретных техник будет расчехлять свое смертоносное, ему всю физиономию разнесет?

В общем, кому нужны тайны, загадки и прочий доширак – обращайтесь на Рен-тв. Вон они там в любом Макдональдсе ищут и тайны с загадками, и инопланетян, и тупых американцев с их заговором имени гражданина Сороса. И таки находят. Все вместе. Вам с собой, или здесь все это употребите?

На самом деле, все эти потуги замешаны на дьявольски запутанной психологии современного человека в которой переплетается как те три змеи хорошее, плохое и глупое. Тут и пресловутое ЧСВ, и их величество лень с тысячей способов ее оправдать – вплоть до того момента, когда сам оправдывающий уже перестает понимать, что это лень, и какие-то навязанные нам полурелигиозные психиатрические мутации. Много всего.

Но!

Суть проста. Хотя…

Итак, давайте разбираться. Любой путь и движение к успеху состоит из трех переплетенных цепочек. Тут важно понимать, что имеется в виду именно сознательное движение к достижению некой цели, а не «Уп-с, повезло!». Ну, или «Уп-с… наоборот». Речь идет не о получении наследства и не о выигрыше в лотерею, а именно о понятном движении. То есть, сперва, само собой, надо разобраться с местоположением и состоянием тела, которое взялось стремится к успеху. И нечего было Лао-Цзы умничать – путешествие начинается не с одного шага, а с определения положения тела в пространстве и направления. Иначе это не путешествие, а блуждание получается. В смысле – чтобы стать сильнее, сперва надо признать что ты слабый… Ну, или в идиотски-политкорректных эйнштейновских терминах – недостаточно сильный. Чтобы похудеть, сперва надо осознать, что ты толстый. Ну, или там «полноватый» (изменение формулировок как средство от изжоги), и отказаться от гнусных терминов вроде «широкая кость». Широкая кость задницы и живота – новое слово в анатомии современного человека.

И вот, если вы всерьез вознамерились как-то что-то там изменить, чего-то добиться, вот тут и формируются эти самые три цепочки. Обязательно формируются. И чем тщательнее и подробнее вы их сформируете, чем мельче будут звенья – тем лучше. Как учит нас Дядюшка По, «Открывая объект за 30 миллионов, я знаю сколько там будет ластиков. Их будет два. Я знаю сколько там будет тряпки для мытья пола – семь погонных метров». В общем, как говорил классик, тщительнее надо, ребята.

Цепочка номер раз – целеполагание (кто читал в основной статье про цветные пояса и систему кю-дан, тот должен понять о чем речь). То есть, существует некая конечная цель. Например, избавиться от пуза. Или научиться драться с целью отмутузить призрак Брюса Ли. Или там еще что. О! Черный пояс получить! Разбиваем движение к этой цели на этапы. Сперва поправляем физическую форму, тянемся на шпагат, висим на турнике, и с нас стекает… Потом потихонечку обретаем физическую форму, чувство равновесия, наматываем координацию движений, учимся наносить сперва простые удары, потом посложнее, набиваем рабочие поверхности… И все это расписано, разбито на мелкие цели с этапами в виде тех самых цветных поясов. А потом черный поясок, и вот гляди ж ты – спустя годы улепетывает призрак Брюса Ли от этакого могучего воина.

Нет, не улепетывает. Потому что есть цепочка номер два. Это алгоритм достижения цели. А именно – технология. Ну, например, как конкретно мы собираемся избавляться от живота, как тянуться на шпагат, какими частями тела как двигаться, чтобы вместо могучего воина не получить вывихнутого в разных местах инвалида. И чтобы он вообще хоть чему-то научился.

Ну и третья цепочка – это средства для достижения цели и получения результата на каждом конкретном этапе. То есть, какие снаряды, тренажеры, чем питаться, когда и сколько (вариант «Чем попало» и «Непрерывно» не подходит).

И на каждом этапе, придумывая и просчитывая, и даже уже занимаясь и продвигаясь, надо постоянно задавать себе два вопроса. Первый: «Вот на кой я это делаю?». И второй: «А не чушь ли я творю?».

А еще…

Любой человек, решивший оторвать задницу от дивана и попытаться чего-то добиться в жизни – в любой области – должен понимать, что успех, в противоречие стройным философским теориям и элементарной физике, имеет всего две точки опоры. А именно – технологию и пахоту до седьмого пота. Все.

Чем бы вы в жизни не занимались – от резьбы по дереву до IT, от ковыряния в грядках до строительства суперкомпьютера. Будьте вы врачом, учителем, токарем, пекарем, кем угодно… Всего две вещи – технологии и пахота до седьмого пота. И с чего вы взяли, что в этой самой базовой части устройства Вселенной единоборства и боевые искусства как-то отличаются? Знаете кто, на мой взгляд, больше всего знает о том что такое пахать до седьмого пота? Балетная труппа Большого театра, например. Кто хоть немного представляет себе какой это каторжный труд и физическая нагрузка – балет – усмехнется на жалобы какого-нибудь, прости Господи, каратиста про «трудно» и «тяжело». Откуда, по-вашему, взялся Ван-Дамм, пройдя блестящий путь от звезды боевиков до рекламных роликов МТС? То что он демонстрировал – это никакое не каратэ, это балет чистой воды. Бельгийская балетная школа. А балет – это… говорил уже. Или вот, скажем, Денис Мацуев, гениальный наш пианист. Гениальный-то гениальный, а вот сколько времени он с детства проводил за фортепьяно разучивая ноты, упражнения, композиции и разрабатывая-разрабатывая-разрабатывая свои пальцы, чтобы они стали волшебными? Часов по семь в день? Больше? Отказывая себе во всем и работая-работая-работая. Повторяя одно и то же. Да и всякие там Рэмбрандты, Рафаэли и прочие Микеланджелы тоже сперва учились готовить поверхность, технике мазка, смешиванию красок, игре света и тени, учились-учились-учились… Просто им всем это было в кайф, что, собственно, никак не отменяет необходимость пахоты и набора опыта.

Возникает вопрос – а к чему все эти разглогольствования ни о чем и усыпление интересующегося читателя подобными рассуждениями?

А вот к чему. Великий Рой Джонс (младший, но все равно великий) как-то сказал «Какой бы талант у тебя ни был, тренироваться надо так, будто и нет никакого таланта». А Рой Джонс был феноменально талантлив. Вряд ли кто с этим не согласиться. Но также были талантливые бойцы, которые быстро сдулись. И «Принц» Насим Хамед, и Заб «Супер» Джуда, да тот же «Железный» Майк Тайсон, в итоге… «Принц», «Супер», «Железный Майк»… И просто Рой Джонс-младший. Без страшных прозвищ.

Всего две вещи – технологии и пахота до седьмого пота. Больше ничего нет. Талант без них не имеет смысла — его просто не к чему применять.

Нудятина, господа, страшная нудятина. Пахота, работа, повторы-повторы-повторы… Когда не хочется, когда нет сил, когда другие окружающие давно уже плюнули… Каждое утро вставать, и начинать снова и снова… «Боже, как я это ненавижу, как не хочется, ну вот хотя бы сегодня!..» — говорю я себе в стотысячный раз, обнаруживая, что уже тренируюсь. Но такова плата за то чтобы не превратиться в свинью. И, если вы стремитесь к некоему успеху, вам придется за это заплатить. А если не стремитесь – непонятно о чем мы тут и с кем говорим. И приготовьтесь к тому, что путь к этому самому успеху совсем не будет напоминать экскурсию на Квай в Таиланде.

Найдите тренера и смотрите, чтобы он был не пафосным клоуном вещающим от имени чьих-то там азиатских предков, а именно технологом. Поверьте, это сразу видно. Один из самых известных каратистов, легенда Микио Яхара. У него в додзе, на семинарах всякой там мистической атрибутики, различных притопываний и прихлопываний, бухания на колени и прочей мишуры типа «ку» было минимум. При входе – рэй, и пошли пахать. Но уж технику он знал до запятой – что, как, под каким углом и почему именно так. Какой пальчик в какое гнездо. Или даже не станем далеко ходить – Олег Эстон, главный тренер нашей сборной по Косики-каратэ. Когда он на своих семинарах говорит не просто о том, что опорная нога при ударе должна поворачиваться, но сообщает что на 130°… Вот вам признак грамотного технолога. Или еще ближе – Антон Шаманин, инструктор ИТФ из Питера (часто светится в «Боевых Ботаниках»). Когда он объясняет технику – он ее именно объясняет, показывает что и как и как научиться… Только что толку от подобного сенсея, если ученик не работает?

Нашли технолога – и пахать-пахать-пахать…

Давным-давно Мастер Кинджиро Сайто подарил мне формулу (собственно, это и до него это было известно, но все банальные истины мы впервые от кого-то услышали) – тысяча повторов, чтобы научиться исполнять движение и десять тысяч чтобы научиться его применять. Все. Поэтому мой вам совет – не ищите гуру, ищите технолога.

Самый разнаипрекрасный инструктор может вам только объяснить технологию. А впитывать ее или нет – это уж решать вам. Все мы по жизни и независимо ни от чего принимаем решения и несем за них ответственность. Даже если мы решили ничего не решать – это тоже решение, и за это тоже придется расплачиваться.

Итак, мы не более чем технологи. Мы можем показать и объяснить.

А в остальном – милости просим. Кому надо – приходите. Объясним, покажем… Но не более того. Как я говорю своим ученикам – книге наплевать, прочтешь ты ее, или нет.

И напоследок. Многие, конечно, могут мне возразить. Даже, надеюсь, станут. Постоянно наблюдаю гневные пафосно-религиозные выбросы в духе «Каратэ – великое искусство», или «Таэ квон до – великое искусство». И никто не замечает такой крошечно-фундаментальной логической ошибки в этих утверждениях. А именно – само по себе искусство великим быть не может. Само по себе это вообще не искусство – это технология. Искусством она становится в чьих-то руках. Во! Я сформулировал суть искусства! Игра на фортепьяно – не великое искусство. Рихтер был великим пианистом. Мацуев великий пианист. Если я сяду за рояль, вы сперва заткнете уши, а потом дадите мне по башке. И будете правы. Ибо я не владею технологией. Балет – не великое искусство. Уланова была великой балериной, Плесецкая Майя Георгиевна. Если я вот, например, затею так же танцевать, это будет выглядеть как судорога проржавевшего Робокопа. Ну и что? Это не балет перестал быть искусством – это я идиот. Живопись – не великое искусство. Рембрандт был великим художником. На мои каляки-маляки вы смотреть не станете. Торговля – не великое искусство. Стив Джобс, Сергей Галицкий, Дядюшка По – великие торговцы. А все остальное – не более чем технология в умелых руках.

Так что не каратэ великое искусство – Гитин Фунакоси, Гогэн «Кот» Ямагучи, Аичи Мияги, Микио Яхара и прочие создавали могучую технологию. Которая могла кому-то помочь и чему-то научить. Так что – ищите технолога. Ну… кому надо.

Удачи.